Интенсивы для графологов

Подпишитесь на информацию о ближайшем интенсиве для специалистов и студентов Института. Отправьте заявку с пометкой "интенсив" и готовьте свои вопросы!
Подробнее...

Ближайший Открытый Класс

Ближайшие бесплатные вебинары для всех любителей графологии в этом году. Темы вебинаров - ознакомительные занятия по графологии, информация об обучении.
Подробнее...

Обучение Графологии

Институт Графоанализа Инессы Гольдберг продолжает набор на 1 Курс в Интернет- группу на начало учебного года Осень - 2017. Стартуем в понедельник, 4 сентября 2017. 
Подробнее...

Клуб Графологии

Видео, книги, разборы почерков, дискуссии и другое

Вступить!

Эксклюзивное интервью с сертифицированным американским графологом, учеником президента американской школы графологии, д-ром психологии, Ph.D. Bernie Kastner

baruh1

Однажды, зимним вечером я получила письмо. В этом не было ничего необычного, человек уточнял, кто я, являюсь ли израильским графологом, - таких писем приходит много. Однако человек назвался американским графологом, теперь живущим в Израиле, и сразу предложил встретиться.

Мы оба сошлись в том, что поскольку графологи работают независимо, в одиночку, им было бы полезно держать между собой непосредственный контакт, несмотря на занятость. И вот, в назначенное время я прибыла в условленное тель-авивское кафе и встреча состоялась. Я представить тогда не могла, с какой интересной и глубокой личностью столкнул меня случай.

Время пролетело незаметно. Берни (его имя на  иврите звучит - Барух, от «благо», «благословение») оказался исключительно человечным, мягким, деликатным человеком, терпимым, полным эмпатии и мудрости. Таким, каким по сути и должен быть психотерапевт. Мы говорили о графологии, психологии, жизни, философии, наших путях в профессии… И мне подумалось, что стоит рассказать об этом человеке. Я задала ему несколько вопросов для нашего журнала, и д-р Кастнер любезно согласился ответить.

И.Г.: Барух, расскажите, пожалуйста, о себе и о Вашей профессиональной деятельности и призвании.

Б.К.: Я психотерапевт и графолог с частной практикой. Имею докторскую степень по психологии, являюсь официально сертифицированным в США, а также и Израиле, графологом. Две моих «должности» являются взаимонезависимыми – другими словами, моя психологическая практика с пациентами и моя графологическая практика – это два отдельных занятия. Они не всегда пересекаются. Я даю своим пациентам возможность пройти графологический анализ, но это не является обязательным требованием. Соответственно, точно также и мои корпоративные клиенты, которые просят меня помочь им с отбором персонала, не просят углубляться в психологический анализ кандидатов.

baruh2

Кроме своей практики, я являюсь автором двух книг (и еще две книги планируются), занимающихся тематикой «жизни после смерти – в этой жизни». Психология утраты является для меня областью специализации, и мои исследования в области «жизни после смерти» внесли огромный вклад в мои методы работы с пациентами, перенесшими смерть близких, борющи-мися с тяжелыми заболеваниями, а также испытывающими страх смерти.

Те из читателей, кто захочет узнать больше обо мне лично и моем блоге, посвященном «жизни после смерти в этой жизни» могут посетить мой интернет-сайт.

И.Г.: Расскажите, пожалуйста, о способах использования графологии в Вашей психотерапевтической практике.

Б.К.: Они очень просты – в начале первой встречи я прошу пациентов заполнить бланк, который они заполняют обычной ручкой. Это не предназначено для анализа в полном смысле слова, это только для меня и я особенно не посвящаю их в суть дела. С их точки зрения это просто бланк, который пациенты должны заполнить. Я оставляю их в комнате и даю им 5-7 минут на выполнение задания. Бланк содержит базовые демографические вопросы, а также несколько вопросов в открытой форме, по поводу характера беспокоящей проблемы и ожиданий пациента от моих консультаций.

Когда я возвращаюсь в офис, и прежде чем я начинаю с ними разговаривать, у меня уже имеется первое впечатление о сидящем передо мной человеке, полученное кратким изучением его почерка. Это дает мне преимущество в понимании душевного состояния человека через его почерк. И это чрезвычайно помогает мне в тех видах консультаций, которые я провожу.

И.Г.: Как Вы пришли в графологию, была ли какая-то особая причина?

Б.К.: Когда мне было 12 лет, я помню, как посещал местную общественную библиотеку и брал книги о почерке. Я не знаю почему, но меня всегда оча-ровывала возможность увидеть человеческую душу через образец почерка. Прошло много лет, но на тот момент я не достиг этого, поскольку посвятил все свое время изучению психологии. После окончания аспирантуры, я испытывал жгучее желание заново заняться почерками, и тогда я записался на четырехлетний курс обучения в Новой Школе Социальных Исследований (The New School for Social Research) в Нью Йорке в 1966-м году.

Мне повезло, что моими учителями были два лучших ученика Дэна Энтони (Dan Anthony), который считается «отцом» американской графологии. Моих преподавателей звали Pat Siegel и Lois Vaisman. Пэт сейчас является президентом Американского Общества Профессиональных Графологов, а Лоис – его вице-президент.

baruh3

И.Г.: Барух, как бы Вы определили - что именно привлекает Вас в графологической психодиагностике, и как она помогает в Вашей практике?

Б.К.: Как я уже говорил раньше, графология дает мне взгляд во внутренний мир пациента, обращающегося ко мне за консультацией. Она может открыть мне окно, через которое становится видна дорога, помогающая разрешить ситуацию этого конкретного человека. Кроме того, как графологу, мне приходится заниматься совместимостью в браке, а также вопросами подбора персонала. Также, я занимаюсь немалым количеством случаев, связанных с профориентацией, проверкой сомнительных документов по назначению судов, а также просто людьми, которые хотят лучше разобраться в себе.

Иногда я получаю совсем необычные запросы. Например, обратилась женщина средних лет со совоим почерком и с почерком своей умершей матери. Они никогда не ладили, и дочь задалась вопросом, была ли проблема в ней, или что-то в личности матери мешало их сосуществованию. Другим случаем была недавно разведенная после 22 лет совместной жизни женщина, которая не хотела совершать одну и ту же ошибку дважды, и просила меня, на основании ее почерка, определить с каким типом мужчины ей стоит встречаться. Возвращаясь к подбору персонала – это как раз довольно просто. Я занимаюсь кандидатами на всех уровнях организационной иерархии, включая позиции специалистов по продажам.

Однако, я хотел бы рассказать больше именно об анализе брачной совместимости, поскольку эта область может оказаться столь полезной многим людям. Как вы знаете, процент разводов во многих странах по всему миру подбирается к ошеломляющим 50%. Почему это так? Это просто случайные факторы, или что-то можно сделать, чтобы снизить эти цифры?

Мне кажется, что многие неудачные браки можно было бы предотвратить, если бы пара пришла на консультацию к  графологу до свадьбы и начала совместной жизни. Когда я получаю оба почерка, я могу указать на области совместимости и области потенциального конфликта. Я никогда не говорю конкретной паре, должны они заключать брак или нет, это было бы пересечением красной границы, поскольку, после всего, образец почерка – это только картина нынешнего состояния, и я не могу видеть взаимодействия партнеров в разных ситуациях. Я также не знаю их истории и планов на будущее. Таким образом  я не могу принимать решения за них, не зная всех фактов. Но они сами могут решать, и я надеюсь, что пользуясь моим анализом, они смогут принять более осознанные решения по поводу своих будущих отношений. Возможно, я только подчеркну то, что они уже знают. А может быть я открою им новый материал для размышлений, поскольку, на этапе романтических встреч, два человека стараются показывать себя только с самой лучшей  стороны.

Более того, одна из вещей, которые я могу предотвратить – это домашнее насилие. Физически и вербально агрессивные мужья являются источником многих домашних проблем. Это можно увидеть в почерке, и представить на рассмотрение пары. Если один из них затрудняется управлять своими эмоциями, они могут обратиться к психологу за до-брачными консультациями, чтобы решить проблему, или решить ее по другому. По крайней мере теперь они располагают информацией, и могут  что-то с этим поделать, прежде чем попадут в действительно серьезные проблемы на более позднем этапе.

Мне нравится, что я в состоянии вынести эту информацию на свет. Я чувствую, что в этом плане приношу реальную пользу обществу, которую не каждый может принести.

И.Г.: Расскажите пожалуйста о состоянии графологии в США. Какие виды профессиональной сертификации существуют, кто обычно занимается графологией?

Б.К.: Согласно  госпоже Pat Siegel, президенту Американского Общества Профессиональных Графологов (ASPG), графологический мир в США децентрализован, существуют несколько разных организаций. Есть организации (ASPG в их числе), подчеркивающие гештальт-подход или холистическую философию в своем обучении. Другие занимаются больше анализом отдельных элементов. В реальности, многие графологи используют комбинированный подход. Существует постоянная полемика по поводу преимуществ и недостатков обеих систем.

Есть также несколько видов сертификации несколькими организациями  без четкого национального консенсуса по поводу того, какие квалификации должны преобладать. На практике, опыт и точность заключений конкретного графолога в конечном итоге определяют его репутацию и успешность. Большинство графологов в США не занимаются этой дисциплиной на полную ставку.

Затруднительность отдельной графологической карьеры объясняется определенным скептицизмом в среде американцев, начавших предпочитать в бизнесе стандартизированные, чисто формальные инструменты оценки личности, которые отличаются от проективных методик (и с ними графологии) тем, что последние требуют индивидуального подхода к личности, а также мастерства эксперта. Индивидуальным же качествам, диагностируемым графологией, зачастую предпочитаются результаты, оценивающие личность в процентах и частях.

Это не самая розовая оценка состояния графологии в США на данный момент, но мне она представляется соответствующей реальности. В Европе, где графология имеет сильную профессиональную и научную базу, на мой взгляд, также можно ожидать некоторый спад в распространенности бизнес-услуг, - по большей мере из-за того, что электронная революция последних нескольких лет уменьшила количество материала для анализа (и теперь его нужно предоставлять специально), а также из-за последнего экономического кризиса, который, при отсутствии  гарантированного  карьерного продвижения, сделал обучение графологии чем-то элитным. Будем надеяться, что с подъемом мировой экономики, доступность и интерес к графологии вновь вернутся к такой же высокой отметке, как и прежде.

 

Подготовка интервью и перевод с английского - Инесса Гольдберг

Журнал Института

Журнал "Научная Графология"

Cкачать № месяца